Павел Глухов: «Талантлив тот, кто может капитализировать свои способности»

Павел Глухов: «Талантлив тот, кто может капитализировать свои способности»
Интервью с экспертом научно-практической конференции «Управление талантами»

Разработка и применение эффективных моделей выявления и сопровождения одаренных детей – актуальная задача, решение которой напрямую влияет на процветание нашей страны. Развитие интеллектуального и инновационного потенциала региона – вызов, который должны принять образовательные учреждения, общественные организации и предприятия.

На пленарном заседании Второй всероссийской (с международным участием) научно-практической конференции «Управление талантами: стратегия и технологии развития человеческого капитала и инновационного потенциала территории» эксперты и участники обсуждали наиболее важные аспекты работы с одаренными детьми. Научный сотрудник Лаборатории компетентных практик образования Московского городского педагогического университета (МГПУ), ведущий аналитик автономной некоммерческой организации дополнительного профессионального образования «Открытое образование», генеральный директор агентства гуманитарных технологий «Политика развития» Павел Павлович Глухов (г. Москва) выступил с докладом «Региональная модель работы с мотивационно одаренными детьми».

Эксперт рассказал о разных видах одаренности, трехуровневой модели работы с одаренными детьми и важности дополнительного образования, которое должно поощряться образовательными учреждениями. Мы поговорили с Павлом Павловичем о мотивационной одаренности, методах профориентации молодежи и о том, может ли родитель стать хорошим наставником.

― Павел Павлович, в своем докладе Вы упоминали выражение «феномен одаренности». Расскажите подробнее, что это такое?

― Под любым феноменом мы всегда понимаем нечто, что лежит за пределами объясненного. Феномен одаренности – нечто не узнанное, не понятое, не исследованное до конца. Это дети, да и все люди, которые достигают высоких успехов в той или иной сфере деятельности. Для меня это, прежде всего, люди, которые способны решить какие-то серьезные культурные, исторические проблемы. Например, Григорий Перельман (российский математик, доказавший гипотезу Пуанкаре – прим. ред.). Хотя он, скорее, гений. Я бы различал понятия «талант» и «гениальность». Перельман – гений, а талантлив тот, кто действительно проявляет высокий уровень своих способностей и может капитализировать свои способности в различных областях и сферах жизни.

― Вы со своей научной группой исследуете явление одаренности, и на конференции Вы говорили о таком понятии, как «мотивационная одаренность». В чем ее особенность?

― Для нас это понятие связано с теми людьми, которые проявляют высокий уровень мотивации в раннем возрасте по отношению к взрослым практическим проблемам, взрослым сферам деятельности. Для меня высокомотивированный ребенок – тот, кто в раннем возрасте может решать и не боится включаться в решение сложных культурно-исторических задач. Взять и в 10 классе начать предпринимать действия по решению вопроса «что такое черная материя?» – это пример высокомотивированного ребенка.

Почему мы особо выделяем понятие «мотивационная одаренность»? Человек, который готовится к олимпиадам, запоминает информацию, «натаскивает» себя по материалу, вроде тоже высоко мотивирован. Странно утверждать обратное, если человек занимается этим все свободное время, но для него первостепенна академическая успеваемость. В нашем случае мотивационно одаренный человек отличается тем, что его мотивация рождает волевые усилия и одержимость делом.

― Почему важно сегодня работать с мотивационной одаренностью? Как регионы могут использовать данную практику и результаты ваших исследований для совершенствования работы с одаренными детьми?

― Когда ребенок завершает обучение в школе, его жизнь может сильно измениться. Данные исследований говорят, что в школе дети, в том числе и одаренные, мечтают о чем-то другом. Сложно понять, оправдываются ли вложенные средства. Например, мы очень много вкладываем в подготовку детей к олимпиадам, конкурсам, чтобы ребенок там выиграл. А потом он выпускается из школы, поступает в вуз и понимает, что его интересует совсем другое. С моей точки зрения, важно работать с самоопределением детей, иначе они будут «выпадать» из поля зрения тех, кто хочет их поддержать.

По результатам наших исследований многие дети в школе занимаются наукообразными вещами, а жизнь хотят связать с журналистикой или блогингом. Неважно, качественное это желание или нет. Важно, что мотивация направлена в совсем другую область. Если мы будем упускать этот момент, то это будет нецелевое расходование бюджета.

«Регионы должны быть способны выделить свой профиль»

― Какую задачу решает мотивационная одаренность?

― Образовательные институты, школа, центры дополнительного образования должны выступать средством регионального развития. Странно, когда мы в регионе выделяем деньги на то, что не связано с потребностями этого региона. Чтобы регион, город больших или средних размеров развивались, чтобы там оставались люди и находили свое практическое применение, мы должны понимать, в какие образовательные направления мы вкладываемся. И дальше мы говорим: если ты из другого региона и мотивирован, например, в машиностроении, можешь переехать к нам, ты нужен здесь.

Мотивация – психологическое понятие, в нем сложно до конца разобраться. Но если увести его из области психологии, то все становится понятно. Я мотивирован и прошу возможностей, чтобы реализовать эту мотивацию. В первую очередь, мотивационная одаренность связана с теми или иными практическими областями деятельности, и это решает проблемы конкретных практических сфер. Хотите ученых – выстраивайте мотивацию не к предметам, а к научной деятельности. Написать тест на «отлично» – не значит стать ученым. Надо уметь работать в лаборатории, выигрывать гранты, вести определенный образ жизни. И мотивация прежде всего связана с образом жизни, со способом и укладом определенной деятельности.

«Родитель не должен задумываться о том, талантлив его ребенок или нет»

― Если мы говорим о воспитании одаренного ребенка, то какие ошибки чаще всего совершают родители?

― Ряд социологических исследований показывает, что в стране очень низкий уровень педагогической грамотности. Специальные педагогические знания, которые бы родители применяли по отношению к своему ребенку – фантастика. Родители начинают действовать с огромным количеством стереотипов в голове. Они считают, что если их ребенок может умножать и делить в голове десятизначные числа, то он будет одаренным. Очень популярны программы по ментальной математике и т.п. И это неплохо, потому что они классно тренируют головной мозг, увеличивают количество нейронных связей. Но к одаренности и талантливости это не имеет никакого отношения, часто здесь идет подмена понятий.

Для подавляющего большинства родителей одаренный ребенок – это тот, кто может много запомнить или рассказать виртуозно стих. На деле же это навыки, которые можно натренировать, а не компетенции! Опять-таки, талант – то, что можно капитализировать. Когда я могу сказать, что я обладаю исследовательскими навыками или компетенцией? Навыками я могу обладать только тогда, когда я отучился на исследователя, попал в лабораторию и работаю там без отдыха. Когда у меня есть исследовательская компетенция, то я могу ее переносить из разных сфер деятельности и капитализировать в разных областях. Могу быть исследователем и в университете, и на промышленном предприятии, и в политике.

― Павел Павлович, на Ваш взгляд, какие компетенции родители должны обязательно воспитывать в своих детях?

― Я скажу не о компетенциях в воспитании детей, а о двух важных вещах. Прежде всего, родителям надо читать педагогическую литературу и понимать разные учебные технологии. Можно начать с замечательной книги «Мышление и речь» Л. В. Выготского.

Во-вторых, родитель не должен задумываться и определять, талантлив его ребенок или нет. Есть ребенок, и ты, как родитель, единственный, кто может круглосуточно за ним наблюдать. И родитель должен наблюдать и консультироваться у различных специалистов по поводу своих наблюдений. Специалисты помогут ему интерпретировать увиденное, разобраться в поведении ребенка. Самый эффективный способ – ввести в круг своего общения образованного качественного педагога или психолога, который будет давать обратную связь.

― А сам родитель может стать хорошим наставником для ребенка? Или лучше привлекать человека извне?

― Родитель, безусловно, может являться хорошим наставником. Но не каждый. Это всем известная ситуация. Отец в семье ученый, его фигура играет большую роль. Дальше все складывается так, что сын тоже становится ученым, а потом, будучи уже взрослым человеком, задается вопросом: это было все-таки влияние отца или действительно его желание?

Если родители являются компетентными представителями той или иной сферы, то они могут выступать хорошими наставниками. Здесь встает вопрос тонких взаимоотношений. Когда родитель должен оставаться родителем? Может ли родитель быть другом? А наставником? Всегда лучше, если вас окружает много разных компетентных людей, чем когда все собирается в одном человеке. Чем больше людей, тем больше разных точек зрения, разных философий жизни, тем многообразнее твой опыт познания.

― В своем докладе Вы упомянули, что профориентационные тесты, олимпиады и другие традиционные методы уже давно устарели. Какие современные инструменты и технологии можно посоветовать вузам и предприятиям для ориентации детей в профессии?

― Государство пытается привнести западные наработки, но у нас есть и свои хорошие педагогические методики и технологии, которые получают очень мало развития на сегодняшний день. Стране нужен большой методический разговор, который в России пока не ведется.

Для начала должен появиться хотя бы список задач. Допустим, вы – предприятие. Нужно привлечь тех же педагогов и придумать с ними задачи открытого характера, которые вы могли бы предложить решить детям. Самое простое – взять ситуацию из будущего и попросить придумать ее решение. Например, систему правил дорожного движения для беспилотного транспорта в мегаполисе. Или дать следующую задачу: разработать поведение беспилотника в ситуации, когда нужно избежать аварии в сложной дорожной ситуации. Какие маневры он совершит, как он будет «думать»? Надо ставить такие задачи, которые основаны только на размышлениях и у которых нет определенного ответа, затем смотреть, как ребенок справляется с этим заданием. Это даст понимание, стоит ему двигаться в этом направлении.

София Бармина,
Медиалаборатория Университета Талантов

Комментарии

anonymous user
или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий